olga_kot: (иероглиф)
Син Ли увидел ее еще в детстве. Она то скрывалась за сизой дымкой, то сверкала яркой белизной снежного покрова, то золотилась в лучах восходящего солнца. Она манила. Манила своей красотой и неприступностью. И она дарила ему мечту. Мечту добраться, забраться и посмотреть на свою долину с ее прекрасной высоты. Ему казалось, что там, на вершине все будет по-другому, все нынешние проблемы разрешатся волшебным образом, стоит только ступить на маленькую площадку с которой только один путь - вниз. Син эли не просто мечтал, он кропотливо и напряженно работал, шаг за шагом приближаясь к своей мечте. он изучил все тропки, ведущие к горе, тренировался лазать по скалам и вел долгие беседы с местным мудрецом, который однажды побывал на вершине и даже имел нарисованную от руки карту пути.
- Да, - говорил мудрец Чунь,- проблема в том, что путь к вершине не постоянен. Считается, что он меняется раз в год, но на самом деле, никто не знает как часто происходят эти изменения. Ходят слухи, - тут мудрец
наставительно поднял искореженный артритом палец,- что путь на вершину для каждого свой. Т.е. моя карта тебе не поможет вообще никак, - закончил он на пессимистической ноте.
- И что же мне делать?- расстроился Син Ли.
- Как что? Искать свой путь, конечно же!
Собственно, потому его и считали мудрецом, что он знал простые ответы на самые сложные вопросы.
И Син искал. Искал долго, доходя каждый раз все выше и выше. Иногда, он терял из виду вершину, но упорно шел вперед, чтобы на следующем привале забраться на дерево и проверить правильность направления. Временами приходилось вносить корректировки.
В какой-то момент он скорее почувствовал, нежели увидел, что движение дается ему все труднее, а направление приходится менять все чаще. Ему показалось, что он плутает, даже идя по уже разведанному маршруту.
И он опять обратился к мудрецу Чуню за советом.
Долго думал мудрец Чунь, а потом сказал.
- Послушай, а когда ты смотришь на вершину, видишь ли ты какие-то изменения в ее облике?
Син зажмурился, вспоминая.
- Конечно! С каждой точки она разная. Иногда пологая, иногда крутая, иногда я просто не могу понять, какими словами описать ее внешний вид.
- Хорошо, тогда сделай вот что. Возьми с собой свиток бумаги и тушь, и делай наброски вершины с каждого привала. Но особенно меня интересует самый крайний, новый пункт до которого ты дойдешь в ближайшее время.
Син Ли выполнил поручение мудреца и принес ему наброски вершины.
Чунь внимательно изучил рисунки и лицо его просветлело.
- Ну конечно же! Я мог бы сразу догадаться! Син, ты очень трудолюбив и целеустремлен, но посмотри на этот рисунок, ты ничего не замечаешь?
Син пристально рассматривал творение собственных рук. Кроме некоторых огрехов в технике рисования, он не заметил ничего, о чем и сообщил мудрецу.
- Да, печально. не хочу тебя расстраивать... Хм, хотя, возможно, это будет радостное известие...- пробормотал Чунь. - В общем, ты смотришь на вершину сверху. Ты уже забрался выше нее. Видимо, идя на соседнюю гору, и теперь, твоя мечта, твоя цель просто мешает тебе. Да, он была движущей силой, заставляла тебя трудиться и стремиться к ней, но ты не просто достиг ее, ты ее перерос, и теперь она -камень на шее, который тянет тебя вниз, заставляет оглядываться, вместо того, чтобы идти вперед. Так что у тебя два выхода - либо смело идти вперед, к новым достойным тебя вершинам, либо пытаться вернуться и все-таки забраться на эту. Выбор за тобой, но имей ввиду, что сделав из средства цель (а именно средством была эта вершина), ты лишаешь себя возможности достичь достойных тебя результатов. К сожалению, на достижение обеих вершин, твоей жизни не хватит.
Син Ли впал в глубокую задумчивость. Отказываться от мечты было сложно и невыносимо больно, он промучался всю ночь... Но на следующее утро, дойдя до очередной точки маршрута, кинул прощальный взгляд на сиреневые тени знакомого силуэта, затем огляделся по сторонам и увидел нечто еще более прекрасное. решительно отвернувшись от знакомой с детства вершины, он зашагал по новому маршруту.
Мораль: Главное - вовремя заметить изменение целей, и не тащить за собой ворох старых и ненужных.

Собственно, за это можно и выпить ;)
olga_kot: (иероглиф)
Где-то далеко, так далеко, что почти рядом, жил-был маленький Дракончик. Он был милый и забавный, Шкурка его, как и у всех маленьких дракончиков, переливалась радужными бликами, а маленькие прозрачные крылья пока были лишь декоративным украшением, но в будущем... В будущем Дракончик мечтал летать высоко и свободно, а еще он мечтал стать знаменитым ученым. Но ведь это когда будет! Пока окружающие умилялись забавному созданию, холили и лелеяли его, а он купался в лучах всеобщего обожания и старался понравиться всем и каждому. Драконий век долог, но и они рано или поздно взрослеют. Дракончик с грустью, и даже где-то с ужасом, наблюдал, как сбрасывают кожу его старшие братья. Вот, один стал черным солидным драконом, другой, избавившись от детской шкурки, превратился в зеленого весельчака и балагура, а третий на окрепших крыльях улетел так быстро и далеко, что цвет его взрослой шкуры заметить не удалось.
Дракончик физически ощущал приближение часа Х, когда ему тоже придется сбросить детскую шкурку и стать... А кем? Да, он знал, что хочет летать, да, он знал, что хочет быть ученым, и даже читал умные книжки в перерывах между вечеринками и играми. Ему было страшно. Очень страшно. И он изо всех сил стал пытаться отдалить час Х, час прощания с этой радужной и милой шкуркой. Он мазался кремами, изобретал все новые составы, только чтобы увеличить эластичность теснившей его растущее тело кожи. И ему даже удалось продержаться довольно долго.
Как-то друг, уже сбросивший детскую шкуру, поблескивая чешуей цвета бордо, сказал Дракончику.
- Что ты делаешь? Ты не понимаешь, что все это бесполезно. Фихсним, что ты начинаешь выглядеть смешно. Посмотри, твоя шкура уже пошла кракелюрами, но ведь еще чуть-чуть, и твои крылья никогда не смогут поднять тебя в небо!
Обиделся на друга Дракончик.
- Ты просто мне завидуешь! Мною восхищаются и умиляются все, а с тобой уже давно общаются холодно и сдержанно. И не смей мне указывать, как мне поступать!
На этом их дружба закончилась.
Дракончик тем вруменем со все возрастающим ужасом наблюдал как увеличиваются трещины на радужной шкурке, как она тускнеет и уже не играет на солнце веселымми переливами. Кое-где, уже показался его "взрослый" цвет - пронзительно лиловый. И этот факт просто убивал Дракончика. "Ну как можно всерьез воспринимать ученого лилового цвета?" - в отчаянии думал он, и с еще большим остервенением втирал в потрескавшуюся кожу очередную мазь.

Но она все-таки лопнула. Это было больно, старая кожа прилипла, как лейкопластырь, резко посерела и висела клочьями, которые если и отдирались, то с трудом и болью. Еще несколько дней он не выходил из дома, привыкал к своему новому образу, со слезами на глазах соскребал остатки старой шкурки.
И очень боялся первой встречи со знакомыми. Но его приняли!
- Ба, какой замечательный цвет! - говорили одни знакомые.
- И как тебе идет! - говорили другие.

Вот только крылья были утрачены навсегда. Он знал, что никогда не сможет летать.

Мораль: как бы ни было страшно, шкуру нужно менять вовремя.
olga_kot: (иероглиф)
День медленно клонился к вечеру, щедро поливая золотом болотистые берега озера. Акустическое оформление составляла насекомная жужжаще-стрекочущая разноголосица и редкие всплески играющей вдалеке рыбы. Лягушка принимала солнечные ванны, лениво перелистывая седьмой номер журнала "Квамур" и потягивая нечто мартинеобразное из чашечки колокольчика. При ближайшем рассмотрении можно было заметить, что роль оливки исполнялась замаринованной личинкой комара.
Read more... )
olga_kot: (иероглиф)
В одном, самом обыкновенном лесу жили-были Белка и Барсук. Как-то так сложилось, что они подружились, несмотря на совсем разные интересы и режим дня. Они встречались на границе дня и ночи - либо утром, либо вечером, когда один еще не спал, а другой - уже не спал. Им нравилось смотреть, как зажигаются звезды и восходит луна. Барсук иногда приносил Белке трюфеля, а Белка угощала друга личинками короеда, которых тот щелкал, как семечки.
Идиллия продолжалась довольно долго, пока Барсук как-то в один вечер, который по началу казался прекрасным, не принес колоду карт.
Read more... )
olga_kot: (Default)
Ёж остановился как громом пораженный. Рядом с привычным поваленным деревом, мимо которого он бегал каждый день, лежало Нечто. Это Нечто загадочно поблескивало в лучах заходящего солнца. Зачарованный Ёж осторожно подошел поближе и понял. что это панцирь Черепахи. Из панциря высунулась изящная голова, поблескивая глазами-бусинками. "Ах, - подумал Ёж, - как она прекрасна!". Да, это была любовь с первого взгляда. Каждый следующий день Ёж носил ей цветы, грибы и прочие радости, которые по его мнению должны нравиться женщинам. Он пел ей серенады и приглашал прогуляться на опушку леса. Но Черепаха оставалась холодной к ухаживаниям Ежа и даже не всегда выглядывала из панциря.
"Послушай, дружище, - сказал ему Заяц, которому Ёж плакался в жилетку по поводу несчастной любви, - она тебя просто боится... Вернее не тебя, а твоих колючек. Попробуй убедить ее в своей полной лояльности".
"А что такое лояльность?" - удивился Ёж незнакомому слову.
"Нууууу... "- Заяц замялся. По правде говоря он и сам с трудом представлял, что означает сей термин, просто слово было красивое. "В общем, ты должен быть не колючим, а мягким и пушистым", - тем не менее, нашелся он.
"Но КАК?!" - озадачился Ёж.
Заяц задумчиво оглядел приятеля.
"Гм, стрижка, как я понимаю, не поможет. Придется действовать менее радикально. Попробуй , общаясь с ней развернуться, пригладить иголки... ну, может, пузо показать. Оно у тебя вроде не колючее.. Давай, тренируйся. Представь, что я это она."
И Ёж тренировался до тех пор, пока Заяц не закричал "Верю!".

На следующий день, снабженный инструкциями и вдохновленный вечерней тренировкой Ёж приблизился к предмету своих воздыханий с цветком лютика в зубах.
Черепаха таки соизволила показаться в этот раз, заинтересованно поблескивая обсидиановыми бусинами глаз. Обрадованный Ёж исполнил натренированное па, оголил пузо.... и тут изящная голова молнией блеснула на солнце и впилась острыми зубами в мягкое незащищенное иголками брюхо.
"Ой! - мелькнуло в мозгу у Ежа, - Какая изящная у Нее шея"... Это была его последняя мысль в жизни. Змея, присмотревшая в качестве жилища красивый черепаший панцирь нашла очередную жертву.

Мораль: перед тем как подставлять брюхо, проверь личность предмета обожания.
olga_kot: (Default)
"Послушай, Страус, а не прогуляться ли нам за дальние барханы за кактусами?" - спросила как-то Кошка у Страуса.
"А чего ж нет, у меня кактусы уже тоже закончились, надо бы обновить запас," -согласился Страус.
Рано утром, когда из-за восточного хребта показались первые всплески солнечного света, Страус и Кошка двинулись в направлении кактусовой плантации, мирно беседуя.
"А какие кактусы тебе нравятся больше всего?" - Кошка посмотрела на Страуса и обнаружила того в весьма интересной позе.
"Эй, ты что, решил пробурить артезианскую скважину?" - удивилась Кошка.
Но Страус ее не слышал - по понятным причинам. Ибо голова вместе с ушами была плотно зарыта в песок.
Кошка осторожно потрогала спутника по ноге.
"А, что? Где ОНО???" - Страус вытащил голову из песка и с ужасом обозрел окрестности.
"Кто ОНО?" - удивилась Кошка.
Страус бешено завращал глазами, пытаясь передать весь тот ужас, который он испытал.
"Странно, - подумала Кошка, - я ведь слышу малейший шорох, как я ничего не заметила?"
И тут она заметила камень, лежащий рядом со Страусом. Камень вдруг зашевелился и из него показалась черепашья голова.
Голова Страуса синхронно зарылась в песок.
Пригладив взъерошившуюся от неожиданности шерсть, Кошка морзянкой выстучала по ноге Страуса "Але, гараж, это просто черепаха, опасности нет!".
Черепаха, бросив презрительный взгляд на Страуса и Кошку, развернулась и поползла по своим делам куда-то на север.
"Послушай, - обратилась Кошка к Страусу, - что это за странная привычка? Ты же так быстро бегаешь, что можешь убежать от любой опасности."
"Кошка, ты не понимаешь! Все просто. Если я не вижу опасности, значит, ее нет!
Принцип субъективного идеализма. Вроде так называется... " - с умным видом провозгласил Страус.
Удивилась Кошка подобной логике, но решила, что испытанный метод "Всех порву одна останусь" как-то более действенен лично для нее. Однако, навязывать Страусу своих взглядов не стала, и они продолжили путь за кактусами.
По пути им встретился Скорпион, Гюрза и Тушканчик... Каждый раз Страус становился в позу и ждал пока Кошка не просигналит, что опасности нет.
А Кошка пришибла Скорпиона, провела мирные переговоры с Гюрзой и попыталась слопать Тушканичка, справедливо решив, что мышь, она и в пустыне мышь. Но не учла, что эта мышь прыгает гораздо быстрее, потому Тушканчик не достался Кошке на обед.
И вот, когда до плантации оставался один бархан, мимо на бреющем полете пронесся Гриф. От неожиданности Страус, согласно своим рефлексам (привет Павлову) с размаху попытался закопать голову в песок по максимально короткой траектории... звон, раздавшийся в финальной точке, казалось, докатился до Дальнего Кряжа и эхом вернулся обратно.
Незаметно для себя Страус и Кошка вышли на бетонную дорогу...

Мораль: Привычка прятать в голову в песок при малейшем намеке на опасность рано или поздно приведет к сотрясению мозга.

Profile

olga_kot: (Default)
olga_kot

August 2011

S M T W T F S
 1 23456
78910111213
1415161718 1920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 10:23 am
Powered by Dreamwidth Studios